События дня

20 577 подписчиков

Свежие комментарии

  • Василий Кириллов
    Необходимо,чтобы такое решение вынес Верховный Суд РФ за геноцид Советского Народа,включая русских,белорусов,украинце...Решение суда о ге...
  • Олег олег
    требуй,не требуй-все было бы тоже самое,ведь у них критерий один-территория большая и ресурсы.Решение суда о ге...
  • Александр _
    Никто не требовал, вот и не извинялись. А после победы можно было требовать всё, что угодно. Но русские добрые, наобо...Решение суда о ге...

Мутко потребовал отстранить оскандалившегося во время паводка мэра Худоногова, спасавшего свой коттедж

Мутко потребовал отстранить оскандалившегося во время паводка мэра Худоногова, спасавшего свой коттедж

Отстранения от должности главы Нижнеудинского района Сергея Худоногова потребовал вице-премьер РФ, глава правительственной комиссии по ликвидации последствий паводка в Иркутской области Виталий Мутко. Причина тому – растиражированная в соцсетях информация о том, что коммунальщики Нижнеудинска в первую очередь откачивали воду из коттеджа Худоногова.

Ранее в ВК появилось видео, как идет расчистка участка чиновника. Голос за кадром сообщает, что простым гражданам, в отличие от Худоногова, никто не помогает.

На видеозаписи запечатлены коттедж и стоящая рядом с ним техника. По словам местного жителя, который снял видео, это дом Худоногова. Мэр использует коммунальные службы для восстановления собственного дома, который был поврежден паводком, утверждает голос за кадром.

 

 После этого прокуратура Иркутской области сообщила, что направит материалы для проверки в прокуратуру.

Об этом сообщил«Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу вице-премьера.

Мутко, курирующий в правительстве сферу строительства и ЖКХ, после появления этой видеозаписи поручил провести проверку. В ходе нее использование специальной коммунальной техники в личных целях подтвердилось, сообщила пресс-служба вице-премьера.

Сам Худоногов в беседе с телеканалом НТВ заявил, что у него нет усадьбы, есть только баня. Информацию о работе на него коммунальщиков он никак не прокомментировал.

 

Мутко также потребовал организовать проверку и отстранить Худоногова от исполнения обязанностей, передает ТАСС.

Летний паводок в Иркутской области обернулся масштабными разрушениями и человеческими жертвами.
На сегодняшний день известно о гибели 20 человек, несколько считаются пропавшими без вести,сотни пострадавших, и скорбный список может лишь расти.
Бедствие от наводнения в Сибири и его последствия, а так же реакция и поведение чиновников и должностных лиц сравнимы по масштабам с трагическим наводнением в Крымске Краснодарского края в 2012 году.

Сам масштаб бедствия может оказаться не меньшим, хотя число погибших меньше. Затопленными оказались участки трассы Москва – Владивосток, через пострадавшие от стихии районы проходит Транссиб. Весь мир облетели кадры реки, запруженной смытыми постройками и затопленные по третий этаж многоквартирные дома, многие люди остались без вещей, огородов, домашнего скота.

Немаловажно, что такая аномалия случилась в Восточной Сибири, регулярно страдающей от масштабных вырубок и лесных пожаров.
Полностью оценить ущерб можно будет лишь после того, как окончательно спадёт вода, но только по предварительным данным подтоплены 4,2 тыс. домов, а во время ограничения движения по федеральной трассе на обочинах у въезда в Тулун скопилось более 200 дальнобойных грузовиков.

Подъём уровня воды затронул и соседний Красноярский край, на место разлива реки Кан прибыл глава региона Александр Усс, среди прочего упрекнувший местную жительницу в желании «качнуть права».

 

Но тут есть чего качать – ведь согласно ст. 42 Конституции, каждый гражданин имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением. Впрочем, ситуация, когда право есть, а воспользоваться им не получается, в реальной жизни при наших дорогих "слугах народа" всех уровней не редкость.
Ситуация в Иркутской области показывает, что у нас так и не извлекли уроков из самого страшного наводнения в новейшей истории страны. Семь лет назад, 6-7 июля 2012 года, наводнение в городе Крымске Краснодарского края унесло 156 человеческих жизней. Система экстренного оповещения о стихийных бедствиях МЧС тогда не сработала. По свидетельству очевидцев, SMS-предупреждения люди получили с опозданием и в урезанном виде, предупреждение бегущей строкой на телевидении оказалось просто бессмысленным из-за отключения электричества, а из громкоговорителей системы оповещения в Крымске сработал только один, причем уже в разгар наводнения. Большинство погибших тогда были пожилые люди, которые не смогли выбраться из затопленных домов ночью. Потому что спали и их никто не разбудил.

Тогдашний губернатор Краснодарского края Александр Ткачев прославился заявлением, что чиновники не обязаны ходить по домам и оповещать людей. Никаких отставок после той катастрофы не последовало — начальство у нас не тонет. Более того, спустя почти три года после наводнения Ткачев получил повышение, став министром сельского хозяйства, а сейчас вернулся в свой агробизнес.

В Следственном комитете РФ после наводнения в Крымске утверждали, что если бы людей предупредили хотя бы за 10-15 минут до начала наводнения, жертв было бы меньше. Прошло семь лет. Системы оповещения о стихийных бедствиях у нас по-прежнему не работают или работают не в полной мере: одно дело — разослать по СМС штормовое предупреждение жителям Москвы, и совсем другое — оповещать жителей районов Иркутской области.
как выяснилось, жители пострадавших районов столкнулись с тем, что называется «паралич местной власти».Область тонула в воде, по улицам плыли дома, люди сидели на крышах, а режим чрезвычайной ситуации в Иркутской области ввели только 28 июня. Это был аж третий день наводнения: на тот момент затопило города и поселки уже трех местных районов. 26 июня под воду ушли населенные пункты Тайшетского района, вечером того же дня затопило Нижнеудинский район, а 28 июня прорвало дамбу в Тулунском районе и улицы райцентра Тулун стали реками.

По рассказам очевидцев, жители поселка Соляная Тайшетского района Приангарья, пострадавшие от наводнения одними из первых, проснулись 26 июня от шума воды, увидели, что навесной мост снесло и все вокруг затопило. Однако местная администрация начала успокаивать людей дежурными и совершенно нелепыми в этой ситуации словами: «Все под контролем». Хотя люди все видели своими глазами и в итоге сами спасались, как могли, в местном Доме культуры, который расположен на возвышенности.

Никто не собирался эвакуировать местных жителей — стариков, детей, беременных женщин – из затопленных районов. Прилетевшие по звонку местных жителей представители МЧС якобы заявили, что у них нет таких полномочий. И... улетели обратно.

Иркутской области , видимо, «повезло» (если в таких случаях вообще можно говорить о везении), что относительно недалеко от событий, на саммите «большой двадцатки» в Осаке в это время находился президент России. Ведь пока "сверху" чиновнику не начнут раздавать оплецхи, он и ухом не пошевелит на требования людей, во благо которых он якобы работает...

По возвращении с саммита Путин сделал остановку в Братске и провел экстренное ночное совещание по наводнению в Иркутской области. После совещания и поручения президента министру обороны к борьбе с наводнением подключилась армия. Благо, Сергею Шойгу не занимать опыта и навыков в ликвидации последствий ЧС и огганизации спасения населения... Ведь само МЧС было создано его руками с нуля.

Разумеется, ни у губернатора, ни у МЧС нет собственного политического ресурса, чтобы подключать армию к ликвидации последствий наводнения. Но у местных властей и МЧС есть административный ресурс, чтобы вовремя увидеть, что наводнение уже началось и пора принимать экстренные меры. Не было никаких оснований ждать три дня, чтобы начинать шевелиться. В конце концов, пользоваться прогнозами погоды и видеть, что там реально творится за окном, чиновники обязаны. Надо было использовать все каналы связи, чтобы подключать армию.

У нас большая страна со сложной и разнообразной природой — раз мы так гордимся своей территорией, надо обеспечивать нормальный уровень контроля за ней.

В том числе за самыми труднодоступными населенными пунктами. Тем более — во время стихийных бедствий. У региональных подразделений ЧС должен быть понятный и быстрый алгоритм принятия решений об эвакуации. «У нас нет полномочий» — точно не те слова, которые хотят слышать в буквальном смысле слова тонущие люди от прилетевших представителей спасательных служб.
А уж тем более наблюдать, как любой прыщ от власти местного пошиба спасает свое добро, мобилизуя всех подвластных ему коммунальщиков за счет.
Такое отношение к людям, как и к использованию власти в личных целях, не скрыть, как и последствия, к которым все это в итоге приводит.

Татьяна Колесникова

Картина дня

наверх