США на всех парах идут к войне. Андрей Полунин

Зачем Америка метит в мировые жандармы?

США должны стать мировым жандармом и чаще вмешиваться в международные конфликты. Об этом в четверг, 3 ноября, заявил генсек НАТО в 2009—2014 годах Андерс Фог Расмуссен в интервью телеканалу Sky News. По его мнению, такая роль США позволит решить текущие мировые проблемы.

«Я думаю, президент США Барак Обама слишком неохотно использовал военную силу и угрозу ее применения, чтобы предотвратить возникшие конфликты. Мы нуждаемся в США как мировом жандарме, нам необходимо решительное глобальное лидерство США», — подчеркнул Расмуссен.

По мнению бывшего генсека альянса, независимо от того, кто станет президентом США, у нового лидера не будет иного выбора, кроме как чаще вмешиваться в международные конфликты.

«Сверхдержавы не уходят на пенсию. Посмотрите вокруг, и вы увидите, что мир объят пламенем: Сирию раздирают войны и конфликты, Ирак на грани краха, Ливия — несостоявшееся государство Северной Африки», — отметил экс-генсек

При этом он добавил, что Россия «атакует Украину и дестабилизирует Восточную Европу», «Китай играет мускулами», а «страна-изгой КНДР угрожает применением ядерного оружия».

Панацеей от всех перечисленных проблем было бы наличие в мире мирового жандарма, который «восстановит международное право и порядок», убежден Андерс Фог Расмуссен.

Напомним: появление термина «мировой жандарм» восходит ко Второй мировой. В июне 1942 года концепцию «трех полицейских» предложил тогдашний президент СШАФранклин Рузвельт на встрече с министром иностранных дел СССР Вячеславом Молотовым, который прилетел в Вашингтон обсудить создание антигитлеровской коалиции. Идея Рузвельта заключалась в том, чтобы в послевоенном мире ведущую роль играли три державы — Советский Союз, США и Великобритания.

На деле, «мировых полицейских» по итогам 1945 года оказалось пятеро — по числу держав-победительниц (включая Китай). В Совете Безопасности ООН они обладают правом вето, кроме того, именно они закрепили за собой статус легальных ядерных держав.

С тех пор модификаций мирового порядка было всего две. Первая — в 1956 году, после Суэцкого кризиса, когда Советский Союз и США совместно низвели Великобританию и Францию до уровня второстепенных держав, и перешли к формату блокового противостояния. Вторая — распад СССР.

По итогам, Россия обладает меньшими, чем СССР, ресурсами и влиянием. Но она сохранила за собой статус постоянного члена Совбеза ООН, ракетно-ядерный паритет с США, и единственный в мире военно-промышленный комплекс, альтернативный американскому. В Вашингтоне все это вызывает плохо скрываемое раздражение.

В результате, как считает ряд экспертов, мы вплотную подходим к моменту третьей смены правил игры. И слова Расмуссена — явное тому доказательство.

Смогут ли США остаться единственным «мировым жандармом»?

— На посту генсека НАТО Расмуссен говорил совершенно другое, — отмечаетзаместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков. — Он уверял, что альянс не является мировым жандармом, а лишь стоит на страже западных ценностей. Но сейчас, будучи в отставке, экс-генсек прямо выражает мысли, которые, по-видимому, был вынужден долгое время скрывать.

По сути, Расмуссен раскрывает реальные планы США. Согласно этим планам, НАТО отводится роль инструмента в руках Вашингтона, который используется для достижения глобального господства Америки. Эти планы исходят из теории, что в мире имеется считанное число цивилизованных стран, которые имеют право на формирование «правильных» международных сообществ, и общемировых правил игры.

Отсюда и попытки американцев перекроить ООН, и придание НАТО новых задач в период кризиса идентичности. Альянсу в новых условиях отводится, образно говоря, роль цепного пса мирового жандарма: НАТО должно проводить в интересах Вашингтона гуманитарные и экспедиционные операции в различных регионах мира.

На практике, модернизация НАТО ведет к созданию армий нового типа. Такая армия создается на коалиционной основе, и под решение какой-либо конкретной задачи. Участники коалиций складываются деньгами, вооружениями, людскими ресурсами, чтобы в перспективе поделить кусок пирога.

Замечу, еще в 2012 году НАТО документально зафиксировало, что альянс должен «стоять на страже доступа к общечеловеческим ценностям». Это означало, что различные сферы, включая космос и киберпространство, должны контролироваться альянсом, чтобы обеспечивать порядок, принятый клубом так называемых «цивилизованных ответственных игроков».

«СП»: — Как на эти планы смотрят союзники США?

— Публично страны Запада согласились играть отведенную роль в американской политике. Но на деле они стали пытаться решать свои задачи собственными силами.

В результате, внутри НАТО началось деление. Новые члены альянса пытаются быть даже большими натовцами, чем традиционные члены. А лидирующие страны Западной Европы регулярно поднимают вопрос о создании собственных вооруженных сил — или национальных, или же в рамках ЕС.

Однако ресурсы Европы крайне ограничены, а у США необходимые ресурсы есть. Кроме того, в американской политической культуре военная сила всегда считалась чрезвычайно важным инструментом. По мнению политиков США, этот инструмент всегда доказывал свою эффективность. Раз так — Америке есть резон и дальше опираться на военную силу.

«СП»: — Почему вообще возник разговор о необходимости «мирового жандарма»?

— В последнее время возникли игроки, которые бросили Америке реальный вызов. Это, прежде всего, Россия и Китай. Замечу, что американцы, воспользовавшись кризисом на Украине, стали называть РФ «страной-ревизионистом». Тот же термин они применяют к Пекину.

По версии официального Вашингтона, Москва и Пекин пытаются вернуться к прежнему миропорядку времен холодной войны, в рамках которого мир контролировался несколькими «мировыми полицейскими», и четко делился на сферы влияния и зоны ответственности. Для Америки такое возвращение неприемлемо.

В итоге, сейчас мы находимся в уникальной ситуации. С одной стороны, есть «страны-ревизионисты», с другой — США, которые занимаются реваншизмом. Реванш американцы пытаются взять за те несколько лет, в течение которых они проглядели рост других центров силы.

«СП»: — Расмуссен считает, что США должны чаще вмешиваться в международные конфликты. Можно ли сказать, что таким и будет курс Вашингтона?

— Я расцениваю это заявление как напоминание о том, что США не смогут пойти на изоляцию и отказаться от своих амбиций. Поскольку целые международные институты, которые сложились на данный момент, основаны на активной военной позиции Вашингтона. На развитие военной сферы США отпускаются огромные средства, и эта сфера пронизана множеством бизнес-связей. Порвать их не так-то просто.

Словом, пока США претендуют на роль мирового лидера — а нет никаких признаков, что они готовы от нее отказаться, — Америка будет по-прежнему опираться на старые апробированные инструменты: военную силы и НАТО. Это значит, что международных конфликтов с участием США точно меньше не станет.

«СП»: — У Америки достаточно сил, чтобы играть роль мирового жандарма?

— Абсолютно недостаточно. Именно поэтому мы видим возросший интерес американцев к НАТО. Сразу после окончания холодной войны казалось, что альянс останется не у дел. Теперь об этом никто даже не вспоминает…

— Расмуссен выступает не как бывший генсек НАТО, а как советник украинского президента Петра Порошенко, — уверен ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Напомню, что советником главы украинского государства он стал в мае 2016 года. И сейчас транслирует, скорее, идеи украинского истеблишмента. По мнению Киева, американцы должны взять на себя защиту Украину — в том числе, активно противостоять России в других частях мира.

В Киеве прекрасно понимают: возникновение многополярной модели мира будет означать конец нынешнего украинского режима. Поскольку этот режим сразу выпадет из западной сферы влияния, и окажется в сфере российской. И в этом случае нынешней украинской власти не сносить головы.

Проблема только в одном: у США для роли «мирового жандарма» банально нет ресурсов. Вашингтон с удовольствием играл бы эту роль, но — увы. С одной стороны, американцам жестко противостоит Россия, а начинать ядерную войну США не готовы. С другой, набирает мощь Китай, связываться с которым Штаты тоже опасаются. А бесконечная война на Ближнем Востоке, как показала жизнь, дело весьма затратное.

В такой ситуации Барак Обама попытался было со всеми замириться, и основные ресурсы бросить против России. Но этот план провалился, так как практика показала: как только американцы из какого-то региона частично уходят, вакуум тут же заполняется региональными центрами силы.

Именно по этой причине США объективно не могут быть мировым жандармом. Да, у них был бы на это шанс в связке с европейцами. Но Европа, как мы видим, не слишком хочет тратить ресурсы на военные нужды. Более того, европейские государства-члены НАТО негласно придерживаются точки зрения, согласно которой американцы просто обязаны решать за европейцев вопросы обороны.

Неслучайно кандидат в президенты США от республиканцев Дональд Трамп заявлял, что пора поменять правила игры, и заставить союзников в Европе и Азии платить «справедливую долю» за безопасность.

В такой ситуации Вашингтону ничего не остается, как пересматривать расстановку приоритетов, и идти на определенные договоренности. Однако уходящая администрация Барака Обамы по-прежнему надеется с помощью блефа заставить нас капитулировать. Думаю, это у американцев это не получится.

Источник ➝

Коронавирус показал чрезмерную зависимость мировой экономики от Китая

Прохожие возле магазина американских товаров в Пекине, КНР

Не станет ли эпидемия миной под политическую систему Китая? Нынешний кризис может временно подорвать доверие к Китаю как научной и технологической державе. Одновременно он может дать импульс процессу деглобализации, поскольку наглядно демонстрирует опасность чрезмерной взаимозависимости экономик.

Коронавирус показал чрезмерную зависимость мировой экономики от Китая

 

По мнению главного редактора влиятельной немецкой газеты «Цайт» (Die Zeit) Тео Зоммера, нынешняя эпидемия коронавируса показала чрезмерную зависимость европейской экономики от Китая.

Тео Зоммер ставит принципиальный вопрос: сможет ли в случае чего Европа обойтись без Китая? Что будет, если производственные и торговые связи с Китаем основательно нарушатся? Европейцам необходимо подумать, как в перспективе «отсоединиться» (decoupling) от Китая, тем более, что процесс деглобализации идет полным ходом, и начался он еще до вспышки нынешней эпидемии.

В данное время, констатирует Зоммер, китайская экономика временно парализована. Многие фабрики, офисы и магазины закрыты, предприятия отправляют сотрудников в долговременный отпуск либо заставляют работать на дому. Как долго выдержит подобный режим промышленность, и ее малые предприятия в особенности? Транспортное сообщение нарушено во многих городах и регионах Китая, туризм практически мертв, города-миллионники закрыты от внешнего мира. Школы и университеты вынуждены продлевать каникулы, рестораны пусты. Так, кофейная сеть «Старбакс» (Starbucks) закрыла половину из своих четырех с лишним тысяч отделений в Китае, закрыты для посещений 11 тысяч кинотеатров. Такова картина, которую рисуют объективные наблюдатели, и она дает понять, какие колоссальные убытки понесет китайская экономика в результате эпидемии коронавируса.

Жесткие меры китайских властей, пытающихся сдержать эпидемию, включая блокаду 11-миллионного города Ухань и резкое сокращение перевозок по всей стране, привели к серьезному замедлению темпов экономического роста. Экономисты банка JPMorgan считают, что экономика Китая покажет в первом квартале этого года рост в 1% вместо запланированных 6,3%. Возобновление нормальных темпов производства может занять долгие месяцы. По оценкам других западных экономистов, рост китайского ВВП в первом квартале этого года упадет на два процента. Если ситуацию удастся быстро поставить под контроль (подобно эпидемии SARS в 2002-2003 годах), то к концу года потери будут компенсированы. А если нет, то мировую торговлю ожидают серьезные проблемы. Именно пример Китая наглядно демонстрирует уязвимость глобализма и опасность чрезмерной зависимости национальных экономик от жизненно важных товаров из отдельно взятой страны. Вот почему лидеры США и Китая — Дональд Трамп и Си Цзиньпин — проводят (каждый исходя из своих интересов) политику постепенного обособления и отсоединения своих экономик. Не мешало бы задуматься от этом и европейцам, считает Тео Зоммер.

В странах Запада сейчас активно обсуждают, может ли нынешний кризис подорвать единоличный авторитет председателя КНР Си Цзиньпина. Немецкая «Франкфуртер альгемайне» прямо ставит вопрос — станет ли эпидемия коронавируса миной, подложенной под всю политическую систему Китая? Корреспондент этой газеты в Китае Фредерике Бёгес считает, что пока об этом рано говорить. Скорее наоборот, когда эпидемия будет преодолена, пропагандистский аппарат будет восхвалять ведущую роль Си Цзиньпина. В этом же уверен бывший премьер-министр Австралии и видный китаевед Кевин Радд: «Совершенно очевидно, что после преодоления эпидемии политическая система Китая не изменится. У руководства Китая достаточно рычагов управления, денег и воли, чтобы преодолеть кризис». С таким выводом согласны многие.

Но большинство наблюдателей в то же время уверено, что в торгово-экономической области уже изменилось многое, причем необратимо. Об этом свидетельствуют перебои на мировом рынке сырья, нарушения торгово-хозяйственных связей, которые составляют костяк мировой экономики. «Нью-Йорк таймс» пишет в этой связи: «Обвал на мировом рынке сырья отражает то факт, что китайская экономика с ее промышленностью является главным потребителем природных ресурсов в мире». Председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл сообщил Комитету по финансовым услугам Конгресса США, что его ведомство «пристально наблюдает за эпидемией коронавируса, так как она может привести к проблемам в Китае, которые перекинутся затем на глобальную экономику».

 

Значение Китая для мировой экономики огромно. Китайский экспорт составляет 2 триллиона 383 миллиарда долларов в год, что намного больше, чем у главных конкурентов — США, Германии, Японии и Южной Кореи. На КНР приходится четверть мировой промышленной продукции, страна поставляет комплектующие во все регионы мира. В случае обострения кризиса могут остановиться заводы в других странах. Однако главный удар нанесен пока по мировым рынкам сырья. В частности, на КНР приходится 15% мировых поставок нефти, и спрос с начала кризиса уже упал на 20%. Примечательно, что серьезнейший удар нанесен по мировому рынку туризма, ведь на туристов из Поднебесной приходится 20% доходов отрасли.

При этом главная проблема, по мнению экономистов, заключается в том, что нарушены цепочки поставок сырья в Китай, сформировавшиеся за последние десятилетия. Именно на этом сырье работала китайская «мастерская мира». Представители французского банка BNP Paribas отмечают, что скопившиеся запасы сырья вынуждают строить склады, ситуация отразилась на мировых рынках: так, железная руда «просела» на 10%, медь и никель — на 8%, на 5% упали цены на цинк и алюминий. Особенно показателен тот факт, что цены на сжиженный газ снизились в этом году на 30%, Китай сокращает закупки СПГ, ссылаясь на «форс-мажор». Экспортеры СПГ — от Катара до Индонезии — оказались в сложной ситуации. Аналитики особо выделяют падение спроса на медь, которая является важным индикатором состояния мировой экономики ввиду ее важности для промышленного сектора, в частности, строительства и автопрома. Серьезные проблемы возникли также в связи с введенным карантином. Так, в Австралии, поставляющей сотни тысяч тонн железной руды в Китай, возвращающиеся суда поставлены на 14-дневный карантин и не могут возобновить поставки. Под угрозой находится глобальный торгово-транспортный проект «Один пояс, один путь».

Французские аналитики приходят к следующему выводу: нынешний кризис может временно подорвать доверие к Китаю как крупной научной и технологической державе, — ведь именно этой стратегии придерживается Си Цзиньпин со своей амбициозной программой «Сделано в Китае — 2025». Одновременно этот кризис может дать серьезный импульс процессу деглобализации, поскольку наглядно демонстрирует опасности, связанные с чрезмерной взаимозависимостью экономик. Не исключено также, что этот кризис приведет к укреплению центральной власти в Китае и в случае победы над эпидемией станет свидетельством высокой эффективности нынешней политической системы КНР. За этим может последовать экономический подъем, поскольку эпидемия коронавируса станет стимулом к технологическим инновациям и дальнейшей цифровизации экономики. На нынешнем этапе, считают аналитики, возможны несколько сценариев развития, и все они будут иметь глобальные последствия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Популярное в

))}
Loading...
наверх